Чебунетка
Плюю в душу - не дорого, несмываемо, неосознанно.
Что-то меня немножко упороло.

Название: Только бы выжил!
Автор: Чебунетка
Размер: 2163 слова
Пейринги: Стерек
Рейтинг: NC-17
Жанр: ангст
Дисклеймер: Мне принадлежит только мой честный и доблестный Ник!
Предупреждения: смерть персонажа! 5 раз! И не только главного.
Саммари: 5 раз, когда Стайлз не выжил.


Им казалось, что укус - это выход. Что укус всегда поможет. Что уж кто-кто, а Стайлз точно выживет. Он был сильным, юным и... Стайлзом. Никто не мог поверить в то, что он может умереть. Никто не мог поверить, что вырвавшись из девяти кругов ада, Стайлз не переживёт укус. Не нужно было этого делать. Дерек держит на руках - снова - юное драгоценное тело, которое - снова - не захотело принимать "волчью болезнь".
Дерек чуть слышно скулит, тихо, сам того не замечая. Но остальные слышат. Слышит Скотт, который не может двинуться, подойти к другу, чтобы принять его последние минуты жизни. он не может этого сделать. Слишком огромно чувство вины, хоть Стайлз и говорит, сплёвывая чёрную жижу, что нет в этом ничьей вины, так вышло.
Это слышит стая, которой здесь нет. В разных концах города, страны, мира - каждый чувствует, что часть их стаи умирает. Даже Джексон взволнованно вскидывается, не понимая, что происходит.
Только шериф Стилински продолжает разбирать бумаги, пытаясь понять, что ему делать с новой напастью. Он ещё не знает, что его сына решили уберечь, обезопасить, но вместо этого убили.
Дерек покачивается вперёд-назад, словно убаюкивая непрерывно тараторящего Стайлза.
- Да ладно, зато теперь слабое звено даже защищать не нужно. Они пришли за мной, но не получат меня, - смеётся он.
- Я такой клёвый, что вы по мне ещё лет десять рыдать будете, - кичится он.
- И у меня самый большой хуй из всех присутствующих, - кажется, бредит Стайлз. Или шутит - разницы никакой.
Когда Стилински, наконец, умолкает, вся стая поднимает головы к небу и горестно воет. Они теряли близких, любимых, но никто из них не мог даже подумать, что эта потеря окажется во сто крат сильнее. Как будто у их стаи вырвали сердце.
Стайлз был безжалостным и мог убивать, не раздумывая. Он даже был готов, на самом деле готов, убить кое-кого из стаи. Но они настолько привыкли к нему, что теперь не знали что делать.
Что, в сущности, изменилось? Их стая не стала слабее, Стилински никогда не был силовиком. Они не потеряли главный аналитический центр - у них всё ещё была Лидия. Они не потеряли повод быть вместе - им всё ещё хотелось жить.
И тогда Дерек, держащий на руках холодеющее тело, заботливо вытирающий с лица чёрную жижу - волчий яд, решился на невозможное. Стайлз был слишком чист для того, чтобы стать ликантропом. Может, это поможет?
Хейл знал об этом всю жизнь, но никогда не пользовался. Когда умерла его первая любовь, он даже не думал об этом, ведь нечего было исправлять. Когда сгорела его семья, он почти сделал это, но удержался. Когда не стало Лоры, его последней частички семьи, он устоял. Если бы вопрос был в нём, он бы не медлил. Но тайное знание, передающееся из поколения в поколение, говорило, что тот, на кого обращена эта магия, навсегда изменится. Он уже не будет прежним и не будет ему покоя, только мучения и невозможность прервать их. Но это же Стайлз. Это совсем другое дело. Пусть он лучше проклинает, ненавидит Дерека, пусть мучается, но только бы жил.
Дерек целует мокрый холодный лоб Стайлза, и разрывает клыками собственное запястье, нараспев выводя старинное заклятие. Он не видит удивлённого взгляда Скотта, не слышит испуганного окрика Питера, не чувствует, как стая - даже не его стая - один за другим падает на землю, на пол, превращаясь в оборотней. Это уже не важно.
Время несётся сквозь Дерека, миллиарды событий всей планеты, всего мира, произошедшие за эти сутки, проходят сквозь него, разрывая сознания, дробя разум. Но Хейл терпит, держась за смысл того, ради чего он пошёл на это. Тело в его руках растворяется в один миг, в следующий Дерека уже выкидывает в собственное тело. Он смотрит на Скотта, уже примеряющего зубы на укус. Смотрит на Стайлза, в глазах которого мелькает то самое неуловимое, из-за чего Дерек понимает, что сработало, что он не сошёл с ума.
- НЕТ! - рычит он в голос.
Маккол, будь он трижды альфой, испуганно смотрит на него. Глаза полыхают красным, но во всей позе читается неуверенность.
Дерек вырывает руку Стайлза из хватки Скотта, и резким движением прижимает к себе Стилински. Да пошло оно всё. Получилось.
- Эй, Хмурый волк, ты чего? - растерянно тянет Стайлз.
- Не вышло, - говорит Дерек и неохотно отпускает парня, - Ты умер.
Ни у кого не возникает мысли, что нужно расспросить Дерека или возражать. Они принимают это на веру и сразу же начинают обсуждать другие варианты. А Стайлз смотрит на него пристально, зло.
***
Дерек не верит своим глазам. Не прошло даже недели с тех пор, как он вырвал Стайлза из лап смерти. И вот. Хейл снова держит тело Стилински на руках. Жизнь рубящей волной выливается из него и это ещё хуже, чем, когда она текла тонкой чёрной струйкой. Сколько осталось? Минута? Меньше?
А Стайлз шутит. Даёт наставления о своих похоронах, завещает какие-то безделушки.
- А тебе, Хмурый волк, я завещаю свою душу, - неожиданно говорит он, - Найди её и верни. И больше не теряй.
Это последнее, что говорит Стайлз. А Дерек не знает, как тот понял. Он снова разрывает себе запястье - так, чтобы кровь хлестала. Он не даёт ране зарасти, он должен умереть, чтобы заклинание сработало. Хейл вновь повторяет нараспев заклинание. Он не знает, сработает ли оно снова - никто не делал этого дважды.
Но они не уберегли Стайлза от того, от чего должен был уберечь укус. Его нашли и убили. А с ним и половину стаи. Скотт рядом, но он ничего не говорит, слепо смотрит тело в своих руках. Маккол потерял сегодня не только друга, бет, но ещё и любимую девушку.
В этот раз потери серьёзнее. Но никто не имеет значения, пока мёртв Стайлз. В этот раз Дерек точно знает что делать, точно знает, где их будут ждать. Они нашли решение, нашли ведь! Просто опоздали.
Странно, но у него получается. Время снова потоком вбивается в него, наполняет, показывает, что именно он меняет, каждую секунду жизни каждой букашки. Это невыносимо. Это болезненно. Это сводит с ума, но Дерек держится, сцепив зубы и повторяя про себя, как мантру "Стайлз".
Сколько лет он прожил, прежде чем вернуться в себя? Ему кажется, что тысячи.
- НЕТ, - хрипит он и валится на бок.
Скотт сам отпускает руку Стайлза и кидается к нему.
Хейл даже не может протянуть руку, чтобы коснуться Стилински, чтобы убедиться в том, что всё получилось.
Он хрипит информацию, которой им не хватало, надеясь, что его услышат. Скотт пытается забрать его боль, но нет никакой боли. Только мелькающие лица, морды. Только чужие жизни. оказывается неделя - это так много. Слишком много.
Дерек просыпается в своей постели. У окна стоит Питер, а у кровати спит Стайлз.
- Ты даже не представляешь себе, что ты наделал, идиот, - шипит Питер, почувствовав, что Дерек открыл глаза. - По-твоему ты самый умный, чтобы играть в догоняшки со смертью? Ты не представляешь даже на что обрёк их.
Дерек кладёт непослушную ладонь на голову Стайлза.
- Представляю. Он вынесет.
Питер оборачивается и в его глазах растерянность.
- Он? Ты сделал это не ради всей стаи или чтобы спасти человечество? - его взгляд соскальзывает на Стилински, - Ты сделал это ради него?
Дерек согласно прикрывает глаза и не открывает их. Он очень боится, что ненависть Стайлза выросла с прошлого раза. Тогда это было почти невыносимо. А сейчас?
***
Скотт со злостью впечатывает кулак в челюсть смеющегося Дерека.
- Прекрати! Это из-за тебя он умер, а ты ещё смеёшься?!
Стайлза снова не удалось спасти. Видимо, чтобы обмануть демонов ада, не достаточно повернуть время вспять.
Стилински почти всё это время - благословенный месяц! - крутился рядом с Хейлами, истекая ядом и сарказмом. Дерек хотел бы прогнать озлобившегося подростка, но не мог. Когда Стайлза забрал какой-то высший демон, о котором они даже не знали, сразу вынув душу, Дерек даже почувствовал облегчение. Выносить всю ту злобу, которой поливал его Стилински, было уже невозможно.
Рядом с бездыханным телом Стайлза лежало тело Питера. Это был первый раз, когда он так глупо подставился, категорически запретив Дереку менять что-то сейчас. Может, это судьба? Может, так должно случиться?
Хейл почти верит своим меланхоличным мыслям, в очередной раз вгрызаясь в собственные вены. Это точно в последний раз, больше он просто не вынесет. Дерек тянет заклинание, думая только о том, что должен это сделать. Но для чего? Чтобы Стайлз жил? Время снова наполняет его информацией, которую он не хочет, которую он не в силах вынести, осознать, но ему приходится это делать.
Дерек фиксируется на шее Стайлза, на его руках, на его, блять, заднице! На всём нелепом теле, которое должно дышать, есть, жить. И Дерек должен его получить. Он обещает себе это раз за разом, когда проживает месяц жизни каких-то людей, жизни которых он неумолимо меняет.
Когда его вкидывает в себя, он может только обессиленно рухнуть. С ужасом он понимает, что даже не может сказать "нет". Но это и не нужно. К нему сразу же сбегаются, забыв про укус. Главное. не дать им, главное...
Дерек отрубается, не понимая, смог он предупредить или нет.
Первым делом, вскинувшись, он кричит это самое:
- НЕТ!
Стайлз подрывается.
- А?! Что?
Дерек хватает сонно моргающего парня и подминает под себя. В ад все условности. Не для того он возвращал время вспять.
Только потом, намного позже, он спрашивает у всхлипывающего Стайлза какой сегодня день и получил ли он укус.
Стилински отправляет его так далеко и витиевато, что Хейл хмурится. Из потока матов он понимает, что успел сказать, что укус не поможет и даже выдать инструкции по поводу низших демонов. И у него есть ещё две недели до нападения того самого.
- Ты - гнусный ублюдок, - заходится стайлз по второму кругу, - Как мы вообще могли поверить тебе, извращенец?!
Дерек знает, почему они поверили. Но не понимает, почему во взгляде изнасилованного Стайлза нет той ненависти, которая была в прошлые разы. Только обжигающая обида.
***
То, что осталось от Стайлза совсем на него не похоже. Дерек не понимает. Просто не понимает, его больной, порушенный мозг не может сопоставить одно с другим. Вот Стайлз был, вот они решили проблемы с исчадиями ада, а вот Стайлза нет. Просто нет. По-человечески.
Это ведь не выход. Зачем тогда приходил? Зачем ложился в его, дерекову постель, если потом решил закончить так? Разве он не понимал, что сделал Дерек, чтобы Стайлз жил? Разве он не знал?...
Хейл чувствует себя дураком. Он не понимает что делать. Как ему уберечь Стилински? Поможет ли ещё один раз? Переживёт ли это сам Дерек? Можно подумать, у него есть выбор. Он уже настолько завязан на Стайлзе, что без него сойдёт с ума. Буквально. Смерть лучше такой жизни. Почему ему никто не говорил о таком? Наверное, потому что раньше не было идиотов, которые заходили так далеко. В прошлый раз Дерек утратил любую связь с реальностью, оставив в своём мире только Cтайлза. А сейчас будет путь в три раза дольше. Но лучше смерть, чем такая жизнь, когда ты не осознаёшь себя, когда путаешься в жизнях, не понимая, проживал ты это или подглядел.
Дереку даже не больно, когда он разрывает себе руку. Разве это боль? Он знавал и хуже. Сознание ускользает, лишь бы успеть дочитать заклинание.
Почему-то в этот раз он ощущает всё иначе. Хейл не фокусируется на жизнях, позволяя им проходить сквозь себя, не оставляя следа. Возможно, чужие призраки даже забирают что-то, но он даже не запрещает себе думать. Он просто течёт. Кажется, он что-то забыл. Что-то важное, но нельзя об этом задумываться. Да и не хочется. В голове - вата, тело движется само по себе, а в душе спокойствие, какого не было никогда.
Хейл не сразу понимает, что вернулся к отправной точке. Зубы Скотта уже почти смыкаются на руке Стайлза, когда Дерек выталкивает из себя утробный рык. Голова не сразу приспосабливается к человеческим возможностям.
Сначала он осознаёт себя действующим лицом, способным управлять своим телом. Потом понимает, что он может дышать и двигаться. Постепенно мозг сужает информацию, сбрасывая лишнее, давая понять, что он человек. Нет, оборотень. Не важно.
В его голове проносится будущая жизнь Скотта, его неловкие попытки сблизиться с возлюбленной, его неловкие шаги, как альфы своей стаи, его боль от потери лучшего друга. Мозг отсеивает метания Джексона, который за три месяца раз пять покупал билет в Америку и сдавал его обратно. Вычленяет слёзы Лидии и её отношения с помощником шерифа. Забывает напускное самодовольство Периша и его "любовь" к школьнице. Чуть дольше нужного останавливается, смакуя, на жизни Стайлза, наконец-то, понимая.
И вспоминает, что его зовут Дерек Хейл. И что он должен спасти жизнь Стайлза Стилински. Зачем? это ведь всего лишь человек, даже не близкий. Дерек терял матерей и отцов, сестёр и братьев, любимых и любящих, убивал и был убит. Так почему же жизнь одного человека стала для него камнем преткновения? Он может спасти тысячи жизней. Вот сейчас – может. Тех, кто погиб по ошибке, кого не стало из-за нелепых случайностей. Нужно только оставить в покое Стайлза и уехать из Бейкон Хилс. Дерек уверен, что именно так и поступит.
Но вместо этого подходит к Стайлзу и уверенным, привычным движением притягивает к себе за затылок, утыкая лицом себе на плечо. Он негромко уверенно говорит, что и кто должен сделать. Он берёт всю стаю под своё крыло. Никуда он не уедет. У него есть обязательства.
Дерек не замечает, что его глаза полыхают красным, а Стайлз не пытается вырваться.
Потом они узнают, что укус – это выход. Просто укусить должен правильный оборотень.

@темы: Стайлз и ребята, Фанфики