09:43 

Заявки

Чебунетка
Плюю в душу - не дорого, несмываемо, неосознанно.
Прошёлся тут по тегу и понял, что нужно закончить хотя бы драбблы.

Пишет .Joe.:
10.09.2013 в 09:42

Завулон/Городецкий
Просто иди спать, Дозорный.
URL комментария

Антон приходит к Завулону так часто, что кажется, у главы Московского отделения Дневного Дозора завёлся то ли питомец, то ли паразит. Завулон много раз пожалел о том, что показал Антону где живёт. Как ни странно, не помогали ни отсутствие самого Завулона, ни щиты. Антон просто вваливался, как к себе домой, игнорируя направленные на закрытие именно от него входа. Спрашивать как он это делает, было позорно.
- Занятный ты дозорный, Городецкий, - только и вздыхал владелец квартиры.
Оставалось только переехать, но Завулон опасался, что Антон найдёт его и там. Или будет приходить на работу. А, может, просто не хотел. В конце-то концов он прикипел за столько веков к своему жилью.
Каждый раз, когда Антон обнаруживал себя в огромной, чересчур роскошной квартире Завулона, на него нападала паника. Он не мог сказать сколько провёл там времени или как попал. Со временем он стал бояться заходить в Сумрак, потому что иногда - он сам не мог определить когда и почему - он выходил из него не там, где должен был. Вот он стоит на первом слое Сумрака посреди Чистых прудов, поглядывая на зеленовато-коричневое болото и выходит уже в страшной высотке. Словно Сумрак выплёвывает его, как обсосанную косточку. Выйти оттуда без самого Завулона не выходит - щиты ощериваются на него, как стая злобных доберманов. Спросить хозяина квартиры как так получается было позорно. "Завулон, что я у тебя делаю и почему ты так удивлён?"
Волнения Сумрака в самой квартире словно обнимают Антона, зазывая к себе, но сосользнуть в него не удаётся - тень не хочет подниматься.
Однажды Антон решительно идёт к Гессеру за отпуском и, удивительно, получает его на два месяца. Он проводит время с семьёй, занимается полезными вещами и не суётся в Сумрак. Тот же недовольно ворчит, пытаясь схватить и затащить в себя Антона. Вот Городецкий тянется за молотком, а в следующую секунду руку обжигает холод: вместо коробки инструментов он опустил руку в Сумрак. Антон хмурится, ругается, но не поддаётся на провокации. И даже через два месяца, вернувшись на работу, старается не соваться туда. Пока его не вынуждают обстоятельства. Сумрак принимает его нежно и любовно. Он обласкивает Антона с головы до ног, как соскучившийся пёс облизывает хозяина. Сбитый с толку таким напором, Городецкий потерялся в пространстве, а уже через секунду Сумрак его выкинул.
Завулон уже привык, приходя домой встречать там Антона, и выпускать из своей же квартиры непрошеного гостя. Те два месяца, когда Городецкий не появлялся, должны были показаться Завулону раем, но всё оказалось наоборот. Возвращаться домой было... странно. Неуютно, словно дома ждала обиженная жена, не желающая с ним разговаривать. Он даже пытался завести дома ведьмочку, чтобы она ему готовила и встречала с работы, но быстро понял, что стало только хуже. Ещё какое-то время он не появляться дома, не желая мириться с таким положением дел. Магии вбухал он немало в попытки устранить брешь и дурь своевольной квартиры. может, получилось и та обиделась?
Когда Завулон всё-таки соизволил вернуться, всё прошло. Он снова был у себя хозяином. Завулон искренне порадовался этому. Но стоило ему только присесть, Сумрак прямо ему на колени выплюнул Антона. Буквально выплюнул, Завулон даже услышал соответствующий звук. Антон ошарашенно смотрел на Завулона, Завулон отвечал ему усталым взглядом. Городецкий хотел что-то сказать,но Завулон перебил его:
- Просто иди спать, Дозорный.
Антон послушался и Завулон последовал за ним. В конце концов Сумрак отказался ждать, пока они сами к этому придут. Десятилетия, даже века должны были привести их друг к другу, тьма событий и множество конфликтов. Но Сумрак решил что для него, для Сумрака, будет лучше сделать то сейчас. И ни могущество Завулона,ни исключительность Антона не могли этому помешать.


Пишет Вольфрам Молибден:
24.04.2014 в 12:59

Марселин - 5.
URL комментария

Тысячелетие одиночества для Марселин вовсе не преувеличение для красного словца. Это её жизнь. Даже с кем-то она всегда оставалась одинокой. Хотя нет, вначале всё было не так. Сначала была мама... по крайней мере так хочет помнить Марселин. Хочет, но не помнит.
Потом был Саймон. С Саймоном было хорошо, весело и безопасно, но чудил он по-страшному. С ним она прожила десять лет. В конце он совсем сошёл с ума, к тому времени она это поняла. Но в каком бы невменяемом состоянии он ни был, Саймон никогда не обижал Марси и не давал её кому-либо в обиду. Пусть он называл её "Гунтер", пусть не всегда узнавал, но даже в самые страшные приступы безумия, оставался ласков с ней. Потом он ушёл от неё, оставив совсем одну.
Потребовалось не так много времени, чтобы найти его снова, но она уже не была для него Марси. Когда Марселин подросла, она решила оставить Саймона - ей хотелось своей, настоящей жизни. Она не решалась далеко уходить от него, но он всё равно не замечал её отсутствия. И позаботиться о себе вполне мог. Кажется, корона старила его, меняла, но поддерживала в нём жизнь.
Марселин находила парней, иногда жила с ними. Иногда ей нравилось быть одной. Как-то она даже жила с отцом. Но каждую минуту с тех пор, как поняла, что Саймон не узнаёт её, она чувствовала себя одинокой. Она узнала, что дом - это не место и даже не ощущения, это люди. И своих она найти не могла. Потому что ища среди людей, вампиров, демонов, она не могла найти того, кто ей был нужен. Её саму нашли. Давняя знакомая, весёлая и лёгкая Бонни пришла к ней, заявив, что ей негде жить. Само собой никто не возражал.
Принцесса Жвачка была ответственной и серьёзной, но Бонни, соседка Марселин, была её противоположностью. Иногда даже принцессам нужно расслабляться.
Бонни не умела мыть посуду и прибираться. Зато отлично могла починить крышу или сварить умопомрачительный ужин. Марселин частенько уверяла Бонни, что им нужно развеяться и они улетали в какую-нибудь часть мира. С Боннибелл было легко и хорошо. Всё то, что раздражало Марси в быту, Бонни компенсировала. Марселин больше не чувствовала себя одинокой. Она нашла свой дом. По утрам её ждало самое красное яблоко, которое Бонни только смогла найти. Марси даже начало нравиться ходить по полу: когда половицы не скрипят, это даже приятно.
Но настал день, когда Боннибелл снова надела свою корону. Марселина поприветствовала принцессу Бубльгум и потеряла свой дом.


Пишет coffin snake:
25.04.2014 в 22:50

Не могу удержаться =)
Сандор Клиган, 8.
URL комментария

Сандор Клиган проводит рукой по своему лицу. "Это не так страшно, как я запомнила", - говорит он высоким голосом. Он смотрит на своё отражение в реке. На него уставился угрюмый, злобный тип с непривычно любопытным взглядом. Его черты лица непривычно мягкие, это даже немного пугает. И он не перестаёт трогать обожжённую половину лица. "Теперь я понимаю каково это", - шепчет он, чтобы не разбудить свою маленькую спутницу. "Мне было так страшно... но теперь всё в порядке".
Сандор отшатывается от воды, когда чувствует резкий рывок, словно его то ли вытащили, то ли вкинули куда-то. А, может, и то, и другое. Он оборачивается, чтобы посмотреть на маленькую Старк. Та спит, свернувшись в клубочек.
- Я позабочусь об этом маленьком чудовище, - говорит он, касаясь своих ожогов. На лице всё ещё ощущаются невесомые прикосновения тонких пальчиков. Словно он не своими пальцами гладил это лицо, а её.
Санса выдыхает, словно кто-то ударил её под дых - она знает это чувство. Возвращаться в своё тело странно, страшно и грустно. Она должна быть сильной. Она должна забыть о том, что её сестра жива. И о том, что она сама - варг, а её животное не лютоволчица, ставшая её близким другом, но погибшая прежде, чем в Сансе проснулась сила, а бездомный, потрёпанный Пёс. Прежде, чем посмотреть на то, что её испугало так сильно, что она покинула своё тело, пытаясь спрятаться, она запирает воспоминания так глубоко, что даже сама не сможет достать, оставляя лишь горький вкус поцелуя на губах, которого не было, но который всё напомнит ей в своё время.

URL
   

Добро пожаловать в Дурдом "Ромашка"

главная